«Бью в рельс тяжёлый у сторожки…»

Бью в рельс тяжёлый у сторожки,

Всю ночь буранило, и вот —

Вновь на оттаявшем окошке

Мороз наращивает лёд.

И чабаны в тулупах длинных,

В брезенте мёрзлом поутру

Садятся по-мужицки чинно

К печурке, словно бы к костру.

И руки, красные с мороза,

Висят над жестяным листом.

Зимой в степи одна морока,

Одна морока со скотом.

Когда нежданно забуранит

Так, что покажется – вдали

Стоишь один на мёртвой грани,

А ступишь – и за край земли…

И это надо видеть кожей

И понимать, что так и впредь —

Вначале скот, а после можешь

Вот так сидеть и руки греть.

Оглавление